close

01:42
посотрел фильм «Пока не сыграл в ящик» (The Bucket List)


 

Джек Николсон (Jack Nicholson ) и Морган Фридман (Morgan Freedman)

 

Этот фильм я посмотрел почти случайно – не ждал, не предвкушал. Конечно, посмотреть на Николсона в больничном антруаже стоит после «Пролетая над гнездом кукушки», ведь времени прошло ого-го… Время играет людьми – актерами тоже. Просто забавно наблюдать, как из фильма в фильм перебераются узнаваемые лица.

Но паралельно замечаешь, как стареют люди, как актеров все труднее узнавать. Для меня смотреть на стареющего Джека Николсона смотреть было приятнее, чем на стареющих Аль Пачино и Ричарда Гира. Одно дело, когда пенсионеры шуршат в экшене, совсем другое – психологическая драма. От экшена в фильме нет ничего – самое «зрелещное»: прыжок с парашутом и гонки. Но есть зрелищные планы Гималаев, Египта и Индии. Очень даже культурологично.

Фильмы о смертельно больных вроде немного спекулятивны. Есть и американские, и немецкие аналоги, даже русские паралели, вроде «Простых вещей». Но самым понравившемся мне фильмом был (и есть) родео – про умирающего от рака мальчика «Родео». По тяжести же переживаний «Пока не сыграл в ящик» ближе к фильму «Магнолия», мне даже показалось, что они перекликаются. Но это только показалось…

Банальность сюжета могла заставить весь фильм провиснуть, но два актера почти заставляют поверить в реальность и естественность происходящего. Мне невольно даже пришлось гнать от себя мысль, что они сами больны. Может мрачности добавило реальное событие – фильм я посмотрел в день смерти Абдулова, умершего от рака легких … Смотреть, как угасает один из самых красивых актеров СССР было не просто драматично по-человечески, но и весьма эпохально – это демонстрировало затухание целого пласта, который еще совсем недавно был настоящим.

Ну да ладно – у американцев свое прошлое и будущее и от экс-советского отличается тем, что мы знаем ихних актереов, а они наших – нет. Но не будем дутся – тем более все смертны. Про это собственно и фильм. Смерть приходит и к богатому и к бедному. Очень библейски. Умирать не хочет человек, но герой Фридмана принимает смерть естественней. Ведь у него крепкая семья, дети и внуки, он уважаемый человек и никогда не изменял жене. Может я ошибусь, но играть положительного человек труднее негодяя, труднее быть естественее. Но Фридману два раза доверили играть Бога, вот уж где ему было трудно не вдаться в кощунство. И , как по мне, он достойно сыграл, если тут допустимо для человека достойность. Понятно, что это были притчивые моменты. А тут момент – жизненный.

Милиардеру играть было легче – говорят, вроде и не безоснователно, что Николсану очень «помогает» жизненный опыт – ведь его личная жизнь тоже с кочки на кочку, по сути – руина. Да и трудные моменты… Но это больше для желтой прессы, а для нас важна суть – и в дуреке, и в онкоотделении Николсон играет вроде себя. Точнее почти не играет а проживает роль, стирая тонкую грань между реальностью и синематографом.

Тонкая игра Николслона и Фримдмана приводит к вполне логичному моральному финалу. Покаяние – квинтесеция бытия, очищение и обеление. Трогательная речь в церкви, трогательные простые слова. Конечно, жизнь утекает стремительно и неотвратимо, но «покаятся никогда не рано». Может сделано много ошибок, но ведь есть надежда во Христе. Очень сильная находка фильма – религиозная Америка показывает свое христианское лицо, более нам знакомое по миссионерам. Но мне хочется верить – таких фильмов будет больше. А смертей (духовных) – меньше…



Иван Братусь



http://bratus.com.ua/news/2008-01-05-70

Просмотров: 613 | Добавил: 1976 | Рейтинг: 0.0/0