close

02:03
тонкая грань между художественным и документальным

Москва, 23 декабря, Благовест-инфо. Просмотр и обсуждение фильма «Миссионер», созданного на видеостудии «Отчий дом», состоялись 18 декабря в Культурном центре «Покровские ворота» в Москве. В презентации картины приняли участие режиссер Жоао Криштовао ду Эжиту Мануэл и автор сценария, продюсер Екатерина Иванова.

Игровой фильм, снятый «под документальное кино» и содержащий его элементы, рассказывает историю французского врача-дефектолога, верующего католика Кристофа (его играет сам режиссер-португалец), который приехал в российское село, чтобы работать в интернате для умственно отсталых. Относиться к этим сложным пациентам как к людям, носящим образ Божий, любить их и постараться пробудить любовь к ним у других – вот в чем заключается миссия Кристофа.

Француз убеждает священника из соседнего села, с которым подружился, начать восстановление храма того поселка, где расположен интернат (съемки проходили в деревне Яропольцы Переславского района Ярославской области). «Заброшенный храм – проклятие для деревни», – убежден французский волонтер.

Следует отметить, что в фильме снята не церковь в Яропольцах, а Смоленско-Корнильевская церковь в Переславле-Залесском (памятник архитектуры федерального значения конца XVII-начала XVIII в.), которая до сих пор пребывает в плачевном состоянии. После войны здесь был склад, затем помещение храма использовалось под жилье. В 1988 году обрушилась колокольня.

В фильме деревенские алкоголики выпивают и разводят костры внутри церкви, что, в общем-то, близко к истинной судьбе этого памятника – на Интернет-форумах обсуждается продолжающееся поругание заброшенного Смоленско-Корнильевского храма, находящегося в черте города, который входит в Золотое кольцо России.

У кого должна болеть душа о тех полуразрушенных храмах, где по сей день – «мерзость запустения»? Такую проблему очень деликатно поднимает фильм «Миссионер», в котором судьба сельского храма в русской глубинке больше всего волнует иностранцев (они даже хотят привезти деньги на его восстановление, потому что уверены, что с возрождением церкви возродятся и души сельчан). Другой вопрос, о котором заставляет задуматься фильм – много ли в России находится желающих жертвовать своим временем, проявлять терпение и любовь, посвящая себя умственно отсталым?

Однако не всем в поселке нравится деятельность Кристофа. Спившийся бывший сотрудник интерната питает к нему острую неприязнь и старается настроить окружающих против француза-волонтера. Одна из второстепенных линий сюжета, связанная с зарождением романтического чувства между Кристофом и симпатичной медсестрой Верой, выводит к «смертельному» финалу: герой нелепо гибнет от руки не осознавшего свой поступок олигофрена. Зато заброшенный храм приводят в относительный порядок и освящают.

В основе фильма лежит реальная история, хотя на самом деле прототипа главного героя (в жизни его зовут Бруно) никто не убивал, а просто в один прекрасный день ему отказали в визе в Россию. Это было в начале девяностых.

О том, как рождался сценарий, Е. Иванова рассказала следующее: «Я волею судеб жила в деревне, где есть такой интернат. Там был миссионер-француз, а я владею французским, и он просил перевести его дневниковые записи: будучи обстоятельным человеком, он аккуратно вел дневник. Мне известно, чем закончилась та история. Потом мы встретились с Жоао, у которого свое видение России: он живет здесь достаточно долго. И мы хотели сказать о чем-то наболевшем: он – о своих впечатлениях от нашей страны, а я – об этой истории француза-врача, лечившего русских детей». Сейчас Бруно создал детский дом на Украине, но и в нынешнюю Россию, куда его уже пускают, продолжает наведываться, посещая бывших подопечных.

Режиссер Жоао Криштовао сообщил о себе, что живет в России 15 лет. Его отец – француз, коммунист, который хотел, чтобы сын учился в России. В 1998 году Жоао закончил режиссерский факультет ВГИКа, мастерскую Ираклия Квирикадзе, и стал работать на христианской студии «Отчий дом», где, в частности, снимал документальные фильмы о католических новомучениках. Там же работает и Катя Иванова.

Жоао объяснил, почему в финале «высылка» заменена «смертью»: «Фильм снимался в момент обострения православно-католических отношений в России, и нам казалось, что финал с высылкой, как было на самом деле, усугубит ситуацию. Мы не хотели, чтобы это выглядело, что какой-то католик снимает фильм про то, как плохо в России. Поэтому такой финал для нас все-таки органичнее».

«В фильме «Миссионер» я хотел делать что-то промежуточное между документальным и игровым кино, – поделился Жоао. – Три основные роли исполнили профессионалы, а непрофессиональных актеров я нашел в той деревне, где все происходило». В ролях пациентов интерната выступили сами пациенты. В фильм включены кадры настоящего крещения питомцев интерната, которое провел православный священник Виталий (по фильму – о. Николай, также навещающий этих ребят).

Ирина Стовбыра



http://blagovest-info.ru/
Просмотров: 658 | Добавил: 1976 | Рейтинг: 0.0/0